Три кита — свет, композиция, настроение

Свет

По мнению Эдварда Уэстона, «самый важный элемент, с которым приходится иметь дело фотографу, — свет. Фотоаппарат, объектив, пленка, проявитель, фотобумага предназначены для одной единственной цели: запечатлеть и передать свет. Но при всем том, что свет занимает важное место в фотографии, он зачастую оказывается неизвестным и неизученным, а фотографы неправильно пользуются его возможностями».

Может показаться очевидным то, что пейзажная фотография требует точной оценки освещенности, но все ли мы по-настоящему изучали свет? Однажды Уэстон посоветовал товарищу «выйти из дома с фотоаппаратом и лично заняться изучением света: посмотреть, как выглядят в нем знакомые и незнакомые предметы — деревья, лица людей, облака, безоблачное небо. Рассматривать один и тот же пейзаж в течение всего дня, с часовым интервалом, причем подробно, а не мельком, осознанно, чтобы научиться видеть объекты в зависимости от их свойств, связанных со светом». Его сын Бретт выразил ту же мысль короче: «Не чувствовать свет — все равно что вообще забыть о нем».

свет, композиция, настроение

Этот снимок горы «Три Брата» в Йосемитском национальном парке с помощью освещенности, погоды, контрастности, тона, цвета и повторяющихся форм, близких к треугольным, передает ощущение величия и безмятежности.

Композиция

Для многих фотографов нет более сложного аспекта в фотографии, нем композиция. Вероятно, именно по этой причине многие пытаются разработать правила композиции.
Но мастера прошлого, занимавшиеся пейзажной съемкой, были единодушны в своем пренебрежении к готовым формулам. «Обращаться к правилам построения композиции перед тем, как сделать снимок, - все равно, что сверяться с законом земного тяготения перед тем, как выйти на прогулку», — говорил Уэстон.
Несмотря на то, что правила (уместнее было бы назвать их рекомендациями) в некоторых ситуациях оказываются полезными, мир слишком сложен, чтобы любое правило подходило ко всем ситуациям, однако есть один общий, неизменно применимый принцип: простота. Лучшие композиции охватывают только неотъемлемые элементы пейзажа или существенные объекты, в них нет ничего лишнего. Или, снова цитируя Уэстона, «удачно вписать объект в композицию значит всего лишь увидеть его и представить наиболее выразительным и ярким образом».
У всех хороших композиций есть нечто общее: прочная целостная конструкция, схема. Слишком часто фотографы совершают ошибку, мысля категориями объектов, а не схемами или дизайном. К примеру, снимая дерево, многие фотографы заранее мысленно составляют представление о том, как полагается выглядеть дереву — вместо того, чтобы увидеть уникальные свойства конкретного дерева, выбранного для съемки. Как говорил Энсел Адамс, «фотограф не должен становиться заложником интереса к объекту как к таковому; если перед его мысленным взором нет четкого образа, результат скорее всего разочарует его».

 

Настроение

В конечном итоге лучшие фотографии не просто примечательны или даже красивы: они передают настроение или чувства, вызывают у зрителя реакцию. Адамс считал, что фотограф должен отреагировать на объект прежде, чем это сделает зритель: «Я сделал тысячи пейзажных снимков, но лишь те из них, которые вызывали наиболее сильные чувства в момент съемки, выдержали неизбежную проверку временем».
Присущее Адамсу умение передавать на снимках величие и настроение американского ландшафта обеспечило ему место в истории фотоискусства и в сердцах миллионов зрителей. Его лучшие снимки передают монументальность гор и пустынь, и вместе с тем — ощущение конкретного момента с его освещенностью, облаками и погодой.
Чтобы придать фотографиям определенное настроение, по примеру Адамса уделяйте как можно больше внимания освещенности и погоде, пользуйтесь всеми имеющимися визуальными и композиционными инструментами — линиями, формами, узорами, тонами, цветами, движением, выдержкой и глубиной резкости, — чтобы подчеркнуть чувство, которое вы стремитесь передать.

Просмотров: 142